February 7th, 2021

Кот с бутылкой

О рождаемости

А ещё они любят порассуждать о правах человека.
О конституции, о демократии, о верховенстве права.
Вот, подойти к нему, огреть дубинкой по шее, взять за шиворот, да и спросить: а кто ты, собственно говоря, такой? Откуда ты, мил человек, взялся?
Я, грит, тут родился. Я, грит, здесь живу.
А по какому праву ты тут родился? А? Кто тебе разрешил здесь рождаться?
Ты, может, не сам собой родился, а по наущению Госдепа. По заданию мирового империализма ты здесь родился, вот что. Ты здесь, может быть, родился в составе вражеской диверсионно-разведовательной группы.

И что они взяли моду здесь рождаться? Им что здесь — проходной двор? Или мёдом намазано?
Тебе что — мало места, где рождаться? Иди вон, рождайся себе где-нибудь в Эквадоре. Или в Лихтенштейне. Можешь даже на Мальте — никто не запрещает.
Нет, они тут норовят. Чтобы потом митинги устраивать, по улицам ходить демонстрациями и нарушать покой добропорядочных законопослушных граждан.

Ну, по большому счёту, оно понятно, конечно. Тут у нас родиться — это тебе не где-то там, в Южном Судане или Гвинее. У нас куда как приятнее.
И, если ты родился с дубинкой в руке, и в шлеме с запотевшим забралом, то — милости просим! Нам такие люди нужны. Рождайся на здоровье.
А если с конституцией под мышкой, то лучше тебе родиться в Америке.